И.Н.Голомшток. Английское искусство от Ганса Гольбейна до Дэмиена Херста.

Цитаты. Конспекты

кризисами разного рода, а революцией в сознании людей, резкой сменой мировоззренческих ориентаций. Для Англии такой эпохой был XVI век, когда в ходе Реформации и по воле монарха страна отвергла католическую веру и стала протестантской страной, каковой остается и по сей день. Это событие следует принять за отправную точку, точку отсчета для всего дальнейшего развития английской художественной культуры.
   В результате такого духовного катаклизма английское искусство не знало своего Ренессанса: суровый запрет на всякое изображение затормозил его развитие почти на два столетия. Но тот же запрет перевел творческую энергию народа в иное русло — в область театра, поэзии, литературы.

он не найдет благоприятной почвы для своей работы, на что он надеется» (18 декабря 1526 года). Очевидно,
Мор имел в виду уже начавшееся в Англии религиозное брожение, которое могло помешать развернуться таланту мастера церковной живописи. Тем не менее, в том же году по приглашению Мора Гольбейн приезжает в Англию.
  Его первой работой здесь был дошедший до нас только в эскизе огромный (4 м в ширину) портрет Томаса Мора с семейством — 10 фигур в полный человеческий рост. Такого размаха и качества не знало искусство Англии, и неудивительно, что чуть ли не весь королевский двор толпится у мастерской Гольбейна, желая быть запечатленным кистью знаменитого мастера.

Последствия Реформации

В Англии дело обстояло еще хуже: исчезли не только памятники искусства, была оборвана сама художественная традиция, исчезла преемственность ремесла, веками передававшаяся от отца к сыну.

Сложнее обстоит дело с живописью.

Очевидно, в Англии тогда не было живописцев такого масштаба. Английский Ренессанс задохнулся в суровой атмосфере Реформации.

И вакуум, созданный религиозными запретами, отчасти заполнялся иностранными мастерами, приглашаемыми к английскому двору.

Но свое главное призвание Гольбейн, по примеру отца, видит в религиозной живописи.

Отношение Гольбейна того периода к Реформации не совсем ясно. С одной стороны, он был близок к кругам гуманистов, другом Эразма Роттердамского; портрет Эразма кисти Гольбейна (1523) с другой, его главный покровитель и заказчик — бургомистр Базеля Якоб Мейер — был противником Реформации и главой католической партии этого города. Очевидно, Гольбейн колебался. По крайней мере, сохранился документ, согласно которому он просил дать ему более точные объяснения мистерии Тайной Вечери, бывшей тогда предметом богословских споров между католиками и протестантами, прежде чем принять новую веру. Как гуманист, он, конечно, не мог не разделять

Гольбейн не мог примириться с варварским уничтожением картин фанатиками протестантизма. Атмосфера в Базеле становится для него все более удручающей.

для своей работы, на что он надеется» (18 декабря 1526 года). Очевидно,
Мор имел в виду уже начавшееся в Англии религиозное брожение, которое могло помешать развернуться таланту мастера церковной живописи. Тем не менее, в том же году по приглашению Мора Гольбейн приезжает в Англию.
  Его первой работой здесь был дошедший до нас только в эскизе огромный (4 м в ширину) портрет Томаса Мора с семейством — 10 фигур в полный человеческий рост. Такого размаха и качества не знало искусство Англии, и неудивительно, что чуть ли не весь королевский двор толпится у мастерской Гольбейна, желая быть запечатленным кистью знаменитого мастера.

По возвращении в Базель он не смог найти заказов ни от церкви, ни от богатых бюргеров, напуганных пуританской ненавистью ко всякому изображению. Англия с ее пышным двором, с просвещенным монархом и аристократией, покровительствующей искусству,

страна находилась на грани протестантской революции. Естественно, что взрывоопасная ситуация, сложившаяся в Англии к 1533 году, крайне тревожила дворы европейских монархов и резиденции князей католической церкви. Из Парижа в Лондон направляется знатный дворянин Жан де Дентвиль с тайной миссией — проследить, как идут дела. С той же целью, но от церковных

начинал с подготовительного рисунка с натуры, карандашом и легкой подкраской намечая основные черты характера модели и наиболее важные детали одежды. Это не наброски или эскизы, а законченные графические произведения, представляющие самостоятельную ценность

Гольбейн был одним из первых (если не первым) портретистов в Европе, кто понял, что лицо человека есть зеркало его души, его характера.